Четырнадцать стихотворений
 

1. ПОЭТАМ ДРЕВНОСТИ

Увы, Овидий и Вергилий:
Нам, обитателям пустынь,
Вы столько слов наговорили,
Но мы не слушаем латынь.

Нам только англов речь да саксов
Приятна, душу веселя,
А бодрый хруст зеленых баксов
Заменит лиру и рубля.

Лишь я, об участи Вселенной
Порой задумавшись в тоске,
В горах Виргинии блаженной
Пишу на русском языке.
 
 2. УГЛЕРОД

В час, когда, своих слуг отпустив,
Отдыхал Царь Вселенной вдали,
Углерода наивный мотив
Родился среди звездной пыли.

И дивился прохожий народ,
В толк не взяв, не поняв, что к чему:
Непривычно поет углерод,
Непонятен простому уму.

Он для нас появился на свет,
Тайну будущей жизни храня;
Одинок среди мертвых планет,
Он играет с идеей огня.

Там, где свет желтых солнц не потух,
И покуда звезда не сгорит,
Углерода неистовый дух
Нам о Царстве Любви говорит.

3. А. АЗИМОВУ

Как нерадостно быть гражданином
В этот гарью пропахнувший век!
Я хожу по последним руинам
Догорающих библиотек.

Так отметят пришельцы в печали,
Что жильцы этой странной Земли
Пару раз на Луне побывали,
И до Марса чуть-чуть не дошли.

Не дожили до истины вечной,
Наша память скудна и легка;
Счетчик Гейгера в сумке заплечной
Заливается песней сверчка.

И бормочет усталая лира,
На глаза наползает венок:
"Отряхнемся от старого мира,
Обобъем его шлак с наших ног…"

4. МАЛАЯ АЗИЯ

Краем моря кони скачут,
На горах играют в нарды.
Под луной гиены плачут,
Молча ходят леопарды.

Прошуршат в рогозе змеи,
От ручья запахнет илом;
Улыбаются Цирцеи
Одиссеям и Ахиллам.

Дай нам шанс – и мы смогли бы -
Понт Эвксинский – ус гусарский…
В глубину уходят рыбы,
Тонет, тонет перстень царский…

5. ПОКЛОН

Поклон и греку, и еврею:
Им слава эта не нова;
Евреи дали нам идею,
А греки дали к ней слова.

Но выживет ли та идея?
Век на исходе. Дальше - мрак,
Воронки, заступ и барак.
Ни эллина, ни иудея.

6. ОДА КОМПЬЮТЕРУ

Whose mind art thou: mine or thine?
(Шекспир, из недошедшего)
Чей разум ты: мой или свой?
Прелестный демон или гений?
Бесцельный плод воображений
Иль влажной бездны глас живой?

И Моисеевы скрижали,
И Прометеевы огни
Тебе неявно подражали,
Свернув, как лист, часы и дни.

Я цепенею и молчу,
И нити сна от строчек яви,
Сплетя в венок, не отличу
В твоем плену, в твоей державе.

Как раб не чувствует стыда,
Как призрак движется постыло,
Так и твоя скрепляет сила
Народов праздные стада.

Когда ж, назло твоим народам,
Прервешь бессмертие свое,
Поверишь кремний углеродом
И сон сменишь на бытие?

7. ГРЕЦИЯ

Рыдая, радуясь, робея,
Иду долиной Эниппея,
И сердце Греции самой
Мне шепчет "ты пришел домой".

Летя стремительно сквозь годы,
Не тронь хрустальных рычагов!
Почуяв дым от очагов,
Войди в одну и ту же воду!

От олимпийского чертога
Спустившись, тайных туч гряда
Легла торжественно и строго,
И потемнели города.

Стоят унылые громады,
Их ноша вечна и легка,
Как мрамор под стопой Эллады,
Как зовы нимф у ручейка.

8. В ПОСЛЕДНИЙ МИГ

Двадцатый век! какая малость
Последних мигов среди нас,
Речей и дел тебе осталась,
Но сколько грязи ты припас!

Нам, выгребая нечистоты
Из смрадных щелей и углов,
Заполнить праздные пустоты
Цементом дел, щебенкой слов.

Огнем наполнив неба своды,
Ты пролетел, круша и мстя,
Позорный, скорбный век – свободы
Дурное, скверное дитя!
 
 9. ГАЛИЛЕЙ

Уже направлена труба
над итальянскими холмами
на горсть Юпитеровых лун.

Четыре буквы древних рун,
светясь, вращаются над бездной
совместно с прочими камнями
в своей Флоренции небесной.

Какая странная судьба:
мы выбираем варианты,
а варианты правят нами.

И мне иные алфавиты
и неизвестные квадранты
на бархате небес открыты,
как ювелиру бриллианты.

И я запомню эту дату,
когда для славы или мзды
я посвятил аристократу
четыре новые звезды.

Уймется буря волн житейских,
истлеют строки наших книг,
но звезд сиянье Медицейских
не потускнеет ни на миг.

В них, верно, память крепко спит,
а наша жизнь для них странней,
чем нам вращение орбит,
перемещение камней.

10. МЕЖ ОСТРОВАМИ

Вперед, по морю
Тоски душевной
Влачу, не споря,
Свой флот волшебный.

Давно мы с вами
Скользим несмело
Меж островами
Слова и дела.

Весла и кили
Сломаны снова,
Мы позабыли
Нужное слово.

Море остыло,
В памяти сея
Ярость Ахилла,
Страсть Одиссея.

Выбор дороги
Меж маяками,
Грустные боги
За облаками.
 
 11. ВЕРТИКАЛЬ

Скушна жизнь у человека
Между икса и игрека,
И природа плоскостна,
И нерадостна весна.

Мне простор – моя словесность.
Жадно вглядываюсь в даль,
И уходит в неизвестность
Символ веры - вертикаль.

12. ЕВГ. ШВАРЦУ

Зло не вышло на тот поединок,
где добро побеждает в итоге.
Герда сбила усталые ноги,
Кай сложил слово "вечностъ" из льдинок.

Что Вам видится издалека?
Корабли ли данайцев в дозоре,
Атлантиды ли башни ажурной
и в пустыне Синайской костры?

Или свет ночника
в коридоре
на столе у дежурной
сестры?

13. ТЕКСТ

Лес густ, как миллионы копий,
Скудна кастальская струя,
И энтропии сладкий опий
Сочится в щели бытия.

Как текст, вздымается гора.
Как ствол, изогнут знак вопроса,
И с каждым росчерком пера
Мы строй приносим в мир хаоса.

Но мир расходится по швам,
И в миллионы тонких трещин
Уходит свет, что был обещан
И нам, и звукам, и словам.
 
 14. ПАМЯТЬ

Нас разделил Господь на страны,
Создал слова и языки,
Расставил льды и океаны,
Рассыпал горы и пески.

Полны бедой и сыты хлебом,
Летим неведомо куда,
Как птица меж водой и небом
Или бродячая звезда.

Сгорит звезда, исчезнет птица,
Полярный растопится лед,
Страна во мраке растворится,
И только слово не умрет.

 

 


______________________________________________________________________