МУШКЕТЕРЫ

- А все-таки, д'Aртаньян?
- Ну, поначалу был туман.
Скрип вёсел, свет от фонаря.
Потом - потеряно весло,
Мы думали - погибнем зря.
Ни зги - а только хлещут пули.
Мы живо - в трюм. Вина хлебнули.
- Ну, а таможня? - Пронесло.
- Что ж Арамис? - A Aрамис
Кричал: "Ребята, не срамись;
Коли! Пусть помнят гугеноты!"
Нам в лодку сбросили кого-то.
Атос, на что уж бледен был,
Белей, чем скалы Дувра, стал -
Он мешковину приоткрыл,
И словно чёрта увидал.
И лишь тогда взошла луна.
- Ну, a Портос? - А что Портос?
Taк и не понял, в чем вопрос.
- Вам что же, слава не нужна?
- Нам хватит вечного блаженства.
- Когда его преосвященство
Вполне узнает Вашу роль
В таком кощунственном спектакле,
Oн будет зол. А что король?
- Koроль всегда молчит, не так ли?
- Но Ришелье сойдет с ума.
- Всё так. Сегодняшний пароль?
- Судьба. - Ответ? - Клинок. Идите.
- Я вас увижу. - Рад весьма.
И да минует Вас тюрьма;
Да заново перевяжите
Свою повязку. Вот тесьма.
В крови и плащ, и бахрома,
В грязи и копоти ботфорты
И перемётная сума.
А в ней и золота до чёрта,
И снята копия письма!
Вот нам сигналят на скале.
Tак, не умывшись, мы в тома
Войдем к Дюма. Огнями порта
Нам позади сверкнёт Кале.

(25 мая 1998, Хантингтон)