ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОСЛАНИЕ ТИМУРУ КИБИРОВУ
В СВЯЗИ С ЕГО СЕТОВАНИЯМИ НА БЕДНОСТЬ И НЕВОЗМОЖНОСТЬ ПРОДАТЬ ПЛОДЫ СВОЕЙ МУЗЫ
В УСЛОВИЯХ РЫНКА



Фантазия кипит в любой твоей поэме,
талантливый Тимур, но знаешь, в наше время,
особенно когда младенец и жена,
другая, ангел мой, фантазия нужна,
и хватка, друг-поэт, потребна нам другая.
Уже двенадцать лет я тихо постигаю
на тучном западе (порой не без слезы)
изобретательности трудные азы.

Как буйволу, Тимур, не стать изящной ламой,
так денег бешеных ни модною рекламой
не заработаешь, ни шлягером, увы.
Хотя в карманах есть у жителей Москвы
немало разных штук, включая пять и десять,
ты волен рынок сей исследовать и взвесить,
но лирой трепетной богатства не ищи:
читатели твои, как и ты сам, нищи.

Не любы им клише, им дай чего повыше -
и все же им слабо пробиться в нувориши,
а для других, Тимур, скажу, зелена мать,
ты, право же, и сам не станешь сочинять.
Пускай ты архаист, а Кекова - новатор,
бесплатно совершай свой благородный труд.
Россией правят волк, гиена, аллигатор,
и за стихи, ей-ей, полушки не дадут.

Послушайся, Тимур, похерь свою гордыню.
Ведь деньги -это все. Они пленяют нас,
приобрести на них ты можешь дочке - дыню,
а для жены - шампанское и ананас.
Чем всуе рассуждать о девстве музы милой,
пой небо звездное, от музыки дрожи,
друзей не обижай, и сердца не насилуй -
но днем, советую, хоть где-нибудь служи.

Уже не в том вопрос, чтобы косить на зоне.
Не тронут, не убьют - мы больше не нужны.
В Израиле теперь, в Берлине, в Аризоне
российских бедных муз упрямые сыны
и дочери, хотя и вкалывают люто,
но "Абсолют" глушат, и гамбургер жуют,
чтоб привезти на Русь заморскую валюту,
создать зажиточность, порядок и уют.

И ты бы мог, Тимур. Душа твоя живая
ей-Богу, не помрет, и в лес не убежит,
когда б за рубежом ты жил, преподавая
"Бруски", "Цемент", "Гулаг", Айтматова, Главлит.
Не бойся, что пойдет поденная работа
метафоре во вред - компьютер и "Тойота",
японской мудрости прекрасные плоды,
вознаградят твои унылые труды.

Какой там Нахтигаль- покуда ждет подарка
от скорби мировой пустынная душа,
от Кушки до Курил народом правит марка
немецкая, и фунт, и доллар США.
Пока вздыхаешь ты, не ударяя палец
о палец, накопить изрядный капиталец
ты мог бы, мой Тимур, вложить его в КАМАЗ,
и за год без хлопот удвоить восемь раз.

С подобною деньгой ты бедности оковы
отбросил бы навек, купил свое Шильково,
и на угрюмый быт навел бы марафет
не хуже, чем Толстой, Тургенев или Фет.
Покос, и полведра, и каши запах сытный,
опрятны мужики, и девки аппетитны,
и клевер так хорош, и барин знаменит -
вот счастье! вот права! любезный мой пиит.