ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТАНСЫ СВЕТЛАНЕ КЕКОВОЙ В СВЯЗИ С ПОВЫШЕНИЕМ КУРСА РУБЛЯ НА МОСКОВСКОЙ ВАЛЮТНОЙ БИРЖЕ


Когда в Саратов и Тамбов
на рынки разом, как зараза,
нагрянут с кучею мешков
пришельцы с дикого Кавказа,
и, продавая виноград,
халву и прочие предметы,
в порядке сдачи норовят
неведомые дать монеты -

не верь им, нежный мой поэт.
Товар - бери, но рубль российский
не унижай, на белый свет
с улыбкой глядя олимпийской.
Ты понимаешь все сама.
Ты так любила рыб когда-то,
но, гладя милого сома,
чурайся сома и маната.

Немало видел я таких
за годы юности беспечной,
но конвертируемость их
невелика, мой друг сердечный.
И много лет пройдет, как сон,
пока в Париже без вопросов
за камамбер возьмет гарсон
купоны дерзких малороссов.

Еще, ценя твой тонкий дар,
тебе, кротчайшая волжанка,
с трехцветным флагом гонорар
в окне коммерческого банка
дадут - но спрячь его в чулок.
Что б там ни пела заграница,
настанет день, настанет срок -
и курс рубля учетверится.

Когда страна своих детей
вознаграждала по делам бы,
я б продал в выпуск новостей
свои хозяйственные ямбы.
Но совершенства в мире нет,
дай хоть тебя, по крайней мере,
мой романтический поэт,
наставить в современной вере.

Ты пишешь жаркие стихи,
твой взор бесхитростен и робок.
Не говори мне, что сухи
столбцы последних котировок.
Нет, видит в них душевный взгляд:
сражаются быки и тигры,
и, как в трагедии, кипят
сердец возвышенные игры!

Блажен, кто посетил сей мир,
когда Россией правит рынок!
Он призван если не на пир,
то на смертельный поединок.
Не затопчи его ростков,
войди под своды жизни новой,
где окликает Хлестаков
тень благородного Ноздрева.