Сонеты Сергея Ярового
 

Сонет №1

В Талмуде упоминается загадочная река Самбатион, или Саббатион,
"бросающая песок и камни из огненной воды". Чудесным свойством
Самбатиона является то, что эта река совершенно непреодолима
по будним дням, но с наступлением субботы она затихает.
Евреи, живущие по ту сторону Самбатиона, не имеют
возможности перейти реку, так как это было бы нарушением
шаббата, и могут лишь переговариваться со своими соплеменниками
по эту сторону реки, когда она затихает.

О Самбатионе писали древние историки Иосиф Флавий
("Иудейская Война", 7:96-99) и Плиний Старший
("Естественная История", 31:34).

Самбатион, река камней, струясь
Долиной к неизведанным пределам,
Нас разделяет, рвется с миром связь,
Еще не словом, но- безумным делом.
Оживший миф. Зловеще вьется пыль,
Ревёт поток, ярится камнепадом.
О, эта грань времен! О, эта быль-
Жизнь на границе ада с райским садом!
Дерзнешь ли перейти камней поток,
Едва застынет он субботним часом?
Не убоишься ль, что коварен рок?
Прах сединой на головы садится...
И правит всем непостижимый разум
А в небе не журавль, а синица.

24 апреля 2005 г.

 

Сонет №2

Храм, призраком возведенный в пустыне,
Пристанищем спасительным нам стал,
Наставника его увидеть ныне
Дано лишь сквозь магический кристалл.
Что заслужил он, одинокий воин
Храня сии священные места?
Был рыцарь за заслуги удостоен
Роз терниев и бархата креста.
Возделывая Храм, подобно саду,
И день и ночь, не покладая рук,
Вселенную он получил в награду:
Тягучий вечный сон, в котором птицы
Чрез пентаграмму, вписанную в круг,
Несут погибель Зверю и Столице.

21 марта 2005 г.

 

Сонет №3

Возвышенным сонетом сделай жизнь,
Отточенным творением поэта,
В ненастье, в счастье ль- равно дорожи
Весны катреном и зимы терцетом.
Познав гармонию небесных сфер любви,
Исчислив алгеброй пропорций совершенство,
Ты истинной любовью назови
Страданья сплав с восторженным блаженством.
Будь всё и вся, будь мудр и весел ты,
И, наконец, пред ликом пустоты,
Омытая слезою вешних гроз,
Росой кровавой, под шипами роз
Рожденной, упадет душа, чиста,
В разверстые объятия креста.

17 марта 2005 г.

 

Сонет №4

Так рвутся дни на лоскутья мгновений,
И полночь мнится серединой дня,

Так с холодом ночных прикосновений

Смешался пепел мертвого огня.

Воображение сягает дальше зренья,

За иероглифом угадывая кровь,

Прозренья отделяя от презренья,

И ад из них замешивая вновь.

Сочится отравительная немочь,

Не тысячи ли это мертвых лун

Как из могил, настойчиво и немо
К нам тянут лапы из слепых лакун,
Из снов, где, вспугнутые выводком мышат,

Песчинки времени встревоженно шуршат.

27 июня 2005 г.

 

Сонет №5

Пятый буддийский патриарх Хунжэнь ищет преемника.
В результате конкурса на лучшую гатху выбирают Хуэйнена.

Так слышал я. Однажды попросил
Хунжэнь представить гатхой суть Ученья
Шэньсю, любимый ученик, провозгласил,
Что тело наше- древо Просветленья,
А сердце- светлая подставка для зерцала.
Мы протираем тщательно его,
Чтоб и пылинка на него не пала,
Усердья не жалея своего.
Был Хуэйненом дан иной ответ:
Не древо- Бодхи, разве вы забыли?
Подставки у зерцала вовсе нет,
И пуст есть изначально белый свет.
Откуда же, скажите, взяться пыли?
Да славит эту Истину сонет!

Август 2005

 

Cонет №6

Сползали сны на мокрую страну,
Лишь журавли курлыкали угрюмо,

Да нарушал лесную тишину,

Звук колокола глухо, как из трюма.

Туман поля окутал молоком,

К дубраве жался ватными клоками,

Мохнатым, безобразным пауком

Взбегая на пригорки меж колками.

Как тать в ночи, подкрадывался снег,

Толкались пни намокшими боками,

Мерцали совьи очи маяками,

Беспомощный, скитался человек,

Запутываясь в грезах меж двух сосен,

Крылами ангела всё укрывала осень.

21 октября и 9 декабря 2005 г.

 

Сонет №7

Ирине Сергеевне Белецкой

С ветвей срывались ворохи миров-
С орбит рвались скопления галактик,
Упрятывая в шепчущий покров
Приверженцев духовных тайных практик.
Тончала нить, и нисходил покой,
Мозаика пространство укрывала,
И откликалась вековой тоской
Душа, исполненная вечного начала.
Мир соткан из случайных пестрых снов,
Проявленных в великом афоризме,
Из дивных снов, бессмысленных, как слов,
Произнесенных не в своей отчизне.
Нас множество, бесчисленных миров,
Соединенных тонкой нитью жизни.


5 ноября и 9 декабря 2005 г.

 

  


 
***

Нет, ты не понимаешь. Я- бессмертен.
Я врос в тысячелетия Китая.

Я- основание искусства каллиграфа.

Я- обезглавленный в Пикардии Сент-Квентин.

Ионою прошел нутро кита я.

И не было изящней в мире графа,

Чем я. Я отдал каждому столетью

Себя всего, бессмертье стало былью:

Я- бытность и развалины Помпеи,

Я- лошадь, истязаемая плетью,

Кровь, придорожной впитанная пылью,

Тень шудры в душном мареве Бомбея.

Я первым стал в истории поэтом,

Качая на руках прачеловека,

И что мне ваш Гомер и ваш Вергилий!?.

Сирены ветренные пели мне дуэтом.

Я- хмель пчелы, отравленной отвека

Тяжелым ароматом диких лилий.

Я многократно эхом гор умножен,

Неотличим от горного тумана.

Я- отраженный в росах день Вселенной.

Я- тонкий меч, струящийся из ножен,

В горах Китая вскрик печальный обезьяны.

Я золотою нитью драгоценной

В ковер судеб вплетен был Абсолютом.

Мой жизни путь был в небесах начертан

Я- светоч, освещающий Дорогу

Большого Взрыва праздничным салютом.

Теперь ты понимаешь? Я- бессмертен.

И все мы изначально равны Богу.

22 октября 2005 г.

 

 

______________________________________________________________________